.

Вавилонская башня

Вавилонская башня
Избранное Удалить
В избранное!

Категория

Иудаизм Тора

Содержание

После того, как Hoax и его сыновья вышли из ковчега, снова стало на земле много людей. И люди жили семьями. Была семья у Шема, были семьи у Хама и у Ефета. Семьи жили отдельно друг от друга, потому что для всех хватало места на земле.
И в каждой семье рождались новые дети; и в семьях стало много людей, и каждая семья постепенно превратилась в отдельный народ. Народ — это такая большая-большая семья, и у каждого народа есть свой ангел. Стало в мире много народов, целых семьдесят.

И хотя в каждом народе люди разговаривали на своем языке, но все они еще помнили язык иврит. Иврит — это тот язык, на котором разговаривали Адам, а потом Hoax. Иврит — самый главный язык, потому что на этом языке ХаШем говорит с людьми.


И среди людей был человек по имени Нимрод. Он был внуком Хама, сына Ноаха. И у этого Нимрода была особая одежда. Когда-то эту одежду сделал ХаШем для Адама, когда выгнал его из Ган Эдена. После смерти Адама эта одежда досталась его сыну Шёту, а потом его сыну Эношу, а потом Ноаху, и была с ним в ковчеге. А потом эта одежда досталась Нимроду. У этой одежды было особое свойство: самые страшные волки, львы и медведи, как только видели эту одежду, тут же подходили к Нимроду и садились на землю возле него, становились как будто домашними и во всем слушались Нимрода.
И люди удивлялись: "Откуда это у Нимрода такая власть над всеми животными?" Они ведь не знали, что это просто одежда у Нимрода такая особая, а поэтому думали, что Нимрод — великий человек. И люди решили, что пусть Нимрод будет царем на всей земле.
И стал Нимрод первым на свете царем. Он очень обрадовался и сказал людям:
— Давайте построим для нас город и башню! Пусть будет у нас высокая-высокая башня, до самого неба!
А как раз в это время в Вавилоне — люди научились делать кирпичи. Они брали глину, лепили из нее кирпичи и обжигали их в огне. И эти кирпичи становились очень крепкими, так что из них можно было построить что хочешь — можно дом, а можно и башню. А зачем ХаШем научил людей делать кирпичи? Он хотел, чтобы люди построили себе хорошие дома, жили в них, учили Тору и служили ХаШему.
А вместо этого люди решили послушать царя Нимрода, взяли кирпичи и стали строить башню. А зачем им нужна была башня? Люди говорили:
— Вот был Потоп. Видно, время от времени небеса шатаются, так что нужно их подпереть. Вот сделаем мы высокую-высокую башню, такую высокую, чтобы она поддерживала небеса. И тогда никакой ХаШем нам не страшен, пусть Он так и знает! Да и вообще наш царь Нимрод ничем не хуже ХаШема.
Но жили в то время и праведные люди, которые не строили башню. Это были Hoax, и его сын Шем, и правнук Шема Эвёр, и правнук Эвера Авраам. Они всем говорили:
— Вы зря строите башню, это бессмысленное, неправильное дело, грех. Ведь Потоп был вовсе не от того, что небеса шатаются, а от того, что люди плохо себя вели. И если вы опять будете плохо себя вести, то ХаШем сможет наказать и уничтожить вас даже без всякого Потопа, и никакая башня вам не поможет. Да и зачем вам забираться на небо? Неужели вы думаете, что станете ближе к ХаШему? Разве только на небе ХаШем?!
Но никто не слушал этих праведных людей.
А Вавилонская башня все росла, и росла, и росла. И надо сказать, что люди, которые строили башню, любили ее больше, чем друг друга. Когда, например, с башни падал кирпич, они начинали кричать и плакать:
— Ой-ой-ой! Кирпич упал, беда-то какая! Сколько теперь уйдет времени, чтобы сделать новый кирпич и поднять его наверх!
А когда какой-нибудь человек падал сверху и разбивался, они не огорчались. Они думали:
— Ну что ж, один человек упал, другой придет вместо него...
Это было очень плохо. Ведь они говорили, что строят башню для того, чтобы спасти людей от Потопа. А на самом деле людей они не жалели, ХаШему не служили и всю свою жизнь тратили на то, чтобы просто построить башню.
И тут ХаШем решил, что надо прекратить это безобразие. И тогда ХаШем отнял у них иврит, их общий язык, и люди совсем перестали понимать друг друга.
Вот один говорит другому:
— Дай мне кирпич!
Другой слышит, но не понимает его. Ему кажется, что его попросили дать лопату. Он и дает лопату, а первый говорит:
— Я же просил тебя дать мне кирпич, а не лопату.
Но второй его не понимал и сердился; от злости они начинали драться этой же лопатой, оба падали с башни и разбивались.
И люди перестали строить башню — ведь они больше не понимали друг друга и вместе работать не могли. Поэтому они бросили это дело, ушли от башни и разбрелись по всей земле, все семьдесят народов. А башня, которую они так долго строили, очень быстро развалилась, и следа от нее не осталось.
Иврит же ХаШем оставил только тем, кто не строил башню: Ноаху, и Шему, и Эверу, и Аврааму. А потом от Авраама произошли евреи, и поэтому евреи умеют говорить на иврите.
Тех же людей, кто больше остальных хотел построить башню, ХаШем превратил в обезьян. Ведь они сами не желали жить как люди. Они хотели только построить высокую башню, чтобы забраться на небо и там спорить с ХаШемом.

Источники

По рассказам Моше Столяра

Дата публикации

Воскресенье, 25 сентября 2016

Последнее изменение

Воскресенье, 25 сентября 2016

Поиск туристических объектов


Поиск статей

Поиск блюд

Сейчас в сайте