Дело Дрейфуса

Дело Дрейфуса
Избранное Удалить
В избранное!

Категория

История Изгнание

Содержание

Альфред Дрейфус был офицером французской армии, которого обвинили в продаже секретных сведений Германии. Повод для обвинения против него был весьма сомнительный — неподписанное письмо, найденное уборщицей в корзине для бумаг германского посольства в Париже. Почерк, которым было написано письмо, был похож на почерк Дрейфуса, но не тождествен ему. У Дрейфуса не было никаких причин изменять своей стране, и он отрицал факт измены.

Дрейфус был человеком богатым, холодным, со склонностью к хвастовству и снобизму. Но, как показал процесс и последовавшие за ним события, главным его прегрешением было то, что он был евреем. Вряд ли сам Дрейфус мог это понять. Он считал себя не евреем, а лояльным французом. Неужели суд мог, не имея достаточных доказательств и убедительных свидетелей, н аказать его только за то, что он еврей? Тем не менее, суд признал его виновным в государственной измене и приговорил к пожизненному заключению на Чертовом острове у берегов Южной Америки.

Небольшая группа людей во главе с братом Дрейфуса требовала продолжения расследования. Власти обнаружили, что настоящим предателем был майор Фердинанд Эстергази, офицер, соривший деньгами и глубоко погрязший в долгах; однако власти решили, что признание ошибки повредит престижу армии. Были сфабрикованы новые "доказательства" виновности Дрейфуса, и военный суд объявил Эстергази полностью невиновным.

Атмосфера продолжала накаляться. Французский писатель, нееврей, Эмиль Золя опубликовал открытое письмо президенту республики под заголовком "Я обвиняю!", в котором он назвал оправдание Эстергази "преступлением против человечества". Реакция на статью была мгновенной. Большая часть общества, включая военные и католические круги, опасалась, что признание справедливости обвинений Золя повредит армии. Писатель был обвинен в клевете и должен был поспешно покинуть Францию, чтобы избежать тюрьмы. Во Франции огромные толпы громили еврейские магазины, избивали евреев, публично жгли статью Золя. Толпы шествовали по улицам Парижа с криками "Смерть Золя! Смерть евреям!" В петициях выражалось требование изгнать всех евреев из Франции. Профессора университетов, поддерживавшие Дрейфуса, были отстранены от работы или вынуждены были подать в отставку. Националистическая пресса требовала увольнения с должностей всех работников-евреев.

И все же дрейфусары — те, кто верил в невиновность Дрейфуса, — продолжали требовать справедливости, и в 1899 году Дрейфус был возвращен во Францию для нового суда. Четыре с половиной года заключения сделали свое дело — Дрейфус в 39 лет выглядел разбитым, согбенным, истощенным человеком. Несмотря на явные доказательства в свою пользу, он был вновь найден виновным, хотя срок его заключения был сокращен до десяти лет "ввиду смягчающих обстоятельств". Впоследствии президент республики помиловал его; но лишь в 1906 году, через 12 лет после начала дела, Дрейфус был объявлен полностью невиновным.

В должности газетного репортера Теодор Герцль присутствовал на первом процессе Дрейфуса. Увиденное глубоко потрясло его. Он с самого начала верил в невиновность Дрейфуса, но не это особенно мучило его. Герцль писал в дневнике:

Дело Дрейфуса — больше, чем судебная ошибка; в нем заключено желание подавляющего большинства французов осудить одного еврея, а через него — всех евреев. "Смерть евреям!" — вопила толпа, когда с его мундира сдирали капитанские планки. С той поры "Долой евреев!" стало боевым кличем. И где? Во Франции, в республиканской, современной, цивилизованной Франции, через сто лет после Декларации прав человека...

Дата публикации

Суббота, 24 сентября 2016

Последнее изменение

Суббота, 24 сентября 2016

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Поиск туристических объектов


Поиск статей

Поиск блюд

Сейчас в сайте