.

Как мы ездили в Регбу

Автор Яков Кац
Избранное Удалить
В избранное!

Категория

Общество Киббуцы

Содержание

Мошав "Регба" известен в Израиле всем, читающим на иврите. Его рекламные плакаты с призывом покупать кухонную мебель можно увидеть на любом перекрестке страны.
Мой двоюродный брат Владимир приехал в Израиль с семьей в 1990 году и поселился в "Регбе" по программе "Первый дом на родине". Да так там и остался, как говорится, "на постоянное место жительства". В этом типичном киббуцнике с окладистой бородой уже трудно признать бывшего секретаря парткома одного из заводов Бобруйска.


Мошав "Регба" находится на севере страны, между Хайфой и Нагарией. Выращивают овощи и фрукты, занимаются животноводством. Освоили производство кухонной мебели высокого класса и продают ее на заказ в Израиле и в Европе. Я часто заезжал в мошав проведать брата по дороге на север, но после обильного обеда в его гостеприимном доме мое тело становилось каким-то лениво-непослушным и осмотр мошава мы оставляли на следующий раз.
Но один раз мы осмотрели его основательно.Приехавшая к нам в гости из Могилева учительница Наташа захотела увидеть "настоящий колхоз, каким он должен был бы быть, если бы он был создан на самом деле."
Природа в "Регбе" очень красивая. На поливку денег не жалеют. Все в зелени. У каждого жителя большой дом с ухоженным участком. Двери не замыкают - не от кого. Совершенно незнакомые люди со мной здороваются, улыбаются. Ну прямо как у беларускай веске.
Построили двухэтажный клуб, бассейн.Для молодежи открыли конную секцию. По вечерам дискотеки, кружки по интересам. Отношения между людьми доброжелательные. Праздник одного - это праздник всех. Живут здесь, в основном, выходцы из Европы и Америки. Нередко люди приезжают с большими деньгами, иногда с миллионами. Сдают их в общую кассу и живут здесь на общих основаниях. Мне такого никогда не понять.
Зарплата зависит только от количества членов семьи и от доходов мошава. А эффективность личного труда никак на зарплату не влияет. Эту психологию нам, индивидуалистам, понять нелегко. Зачем тогда стараться? Но у них другие понятия.
Мужчины работают по 10 - 12 часов в сутки. Каждый умеет делать все работы в мошаве так как они периодически меняются рабочими местами. Женщины работают по 2 - 4 часа. Это зависит от количества маленьких детей. Можно, конечно, работать и за пределами мошава, например, программистом в Хайфе. Но зарплата идет в мошав, а на руки выдают сумму как всем.
Вода, газ, медицина, бассейн, клуб, кружки, садовник, мелкий ремонт в доме - бесплатно. Зарплата небольшая, ее хватает на питание, одежду, мебель, на небольшие дополнительные удовольствия. Накопить на поездку за границу уже трудновато.
Машин в личном пользовании нет - это запрещено уставом.В гараже стоит несколько легковых машин - все в отличном состоянии, не более 2 - х лет. Желающий взять машину записывается в журнал регистрации - какую машину он хочет взять, дату и время - от и до. А если машина опоздает после предыдущей поездки? Вова говорит, что такого не бывает. М-да.
За эксплуатацию машины надо платить в зависимости от пробега. Получается немалая сумма. Но, конечно, дешевле, чем иметь свою машину.
Кому-то такая жизнь нравится, кому-то нет, но ведь и живут там именно те, кому она нравится. Выполнение Ленинских заветов в чистом виде. "Если б мог товарищ Ленин на киббуцы посмотреть...".

И вот привозим мы с женой Наташу в "Регбу" и Вова после обеда и вступительной лекции ведет нас на ферму. И стоят там 250 лощеных коров и 250 бычков размера с годовалого слоненка. Стен нет - они здесь не нужны, есть только навесы от дождя зимой и солнца летом. Везде чисто, насыпан корм. Полная деревенская иддилия. Но людей нет. И тут начинаются диалоги нашей гостьи с экскурсоводом.
- А где доярки ?
- Какие доярки ?
- Ну, которые ухаживают.
- За кем?
- Ну, за коровами.
- А зачем за ними ухаживать?
- А еда как подается?
- По транспортеру. Видишь - башня, в нее насыпаны корма в нужной пропорции со всеми необходимыми витаминами , с компьютерным контролем и из этой башни корма автоматически подаются по транспортеру. А что, бывает не так?
(Забыл, видно, Вова, как в подшефный колхоз ездил когда-то).
Наташа делает круглые глаза, гляжу - они у нее все расширяются по мере движения ленты транспортера.
- А как навоз убирают?
- А он автоматически щетками сгребается из-под коров в лотки-транспортеры, подается в большие навозосборники и по трубам поступает на поля.
Вова мог бы и не обьяснять - этот процесс мы видим наяву.
- А зачем у каждой коровы ремешки на ноге?
- Это же датчики. Ведь без них корову подоить нельзя.
Эта фраза добивает Наташу. Весь дальнейший диалог ее уже ничему не удивляет - если бы Вова сказал, что коровы у них летают, она просто уточнила бы размер крыльев.
Доярок в коровнике нет . Работают на смене только двое дежурные мужчины. Для дойки заводят коров в специальное круглое здание. Внутри оно похоже на циклотрон. Представьте себе круглую платформу на водяной подушке, в которой есть стойла для 50 - 70 коров. Коровы по очереди, подгоняемые струей воды, заходят в коридор этого здания, здесь автоматическая теплая мойка, как автомашину. Потом корова заходит на вращающуюся платформу, оператор одевает аппарат на ее сиськи, а привод от датчика на ноге вставляют в специальную розетку. И, пока корова медленно делает круг на этом "циклотроне", она заканчивает дойку. Если дойка не завершена, корову оставляют на второй круг. По окончании дойки второй оператор открепляет датчики и прибор, смазывает корове чем-то сиськи - и теплой струей она гонится назад, в стойло.
И это мы видели своими глазами.
- А зачем все-таки датчик на ноге?
- А как иначе компьютер определит - что это была за корова?
- Какой компьютер?
- А что, по твоему, стояло слева от входа?
- А зачем компьютер нужен и тем более зачем ему знать, что за корова?
Вова смотрит на нас недоверчиво - не понимает, мы его разыгрываем или действительно не понимаем таких элементарных вещей.
- А как иначе учитывать состав и надой молока каждой коровы? Компьютер делает экспресс-анализ молока коровы, и , только, если результат нормальный, то молоко сливается в общую систему.
- А сколько дает каждая корова в год?
- В среднем по 11 тысяч литров. Бывает и больше.
В глазах Наташи я снова вижу интерес, ей, наверное, кажется, что она в сюрреалистическом пространстве и ничего невозможного уже не бывает, и она спрашивает:
- А почему Вы не разведете еще голов 250?
- А куда мы денем молоко?
Тут уже круглые глаза становятся даже у меня, и Вова рассказывает грустную историю о разрешенных лимитах производства. За превышение обьемов - штрафные санкции.
- А если сами будете пить?
- А сколько мы можем выпить?

Из фермы мы пошли осматривать мебельную фабрику. Была суббота и завод не работал.Но двери огромного цеха размером с зал ожидания в Шереметьево были открыты.
Много станков, заготовки в разной стадии производства - от плит и до готовой мебели. Мне только очень не понравился исходный материал - ДСП не очень подходит для кухни. Правда, Вова заверял меня, что эти плиты готовятся с использованием специального клея и материал этот очень крепок - возможно, что он прав, но у меня дома кухня сделана из сэндвича - он гораздо больше подходит для этих целей.
Впрочем, все эти технические тонкости очень мало волновали Наташу - ее интересовали распахнутые двери:
- А где сторожа?
- А зачем они?
- А если уворуют?
- А кто?
В общем, разговор двух глухонемых.
Вова хотел сводить нас и в магазин, но его двери были закрыты в субботу. В магазине многие товары продаются за пол-цены (субсидируются мошавом). Овощи и фрукты местного производства - бесплатно. Бери сколько хочешь.

Уезжала Наташа из мошава задумчивая - она видела наяву воплощенную ленинскую мечту, о которой так много говорили большевики, видела ее преимущества, подсознательно ощущала ее недостатки и меряла эту жизнь на себя - а хочется ли ей всю жизнь жить в таком вот мошаве - и, кажется, она так и не определилась с ответом.

Ришон ле Цион, 1997

Дата публикации

Вторник, 27 сентября 2016

Последнее изменение

Понедельник, 13 февраля 2017

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Поиск туристических объектов


Поиск статей

Поиск блюд