Прощание с Родиной

Автор Глеб Корсунский
Избранное Удалить
В избранное!

Категория

Алия Глеб Корсунский

Содержание

Два месяца спустя после получения визы, прибываем в Екатеринбург в три часа ночи на поезде. Тут начинаются всякие приятности. Основная приятность заключается в наличии в Екатеринбурге филиала благотворительной христианской организации, называемой Эвен-Эзер. Основной их задачей, насколько я понял, является содействие отваливанию евреев на историческую родину за счет пожертвований богатых христиан.

Причины этого, казалось бы, необъяснимого парадокса , как нам объяснили, сугубо мистические. Типа кому-то когда-то во сне пришел Бог и научил, чего делать. Так я понял. Тем не менее, следует отдать им должное, помощь они оказывают, действительно, неоценимую. Спасибо вам, ребята, огромное, еще раз. Мы им позвонили за неделю, так они нас встретили, погрузили багаж, отвезли в гостиницу, разместили, денег не взяли, и еще за дорогу до Екатеринбурга вернули. Сказка, особенно если накануне Тополя почитать, как в восьмидесятые годы евреи через Брест выезжали.
Наутро по приезду - предполетный инструктаж в Сохнуте. Говорили там полную чушь, как выяснилось впоследствии. Впрочем, если послушать все, что говорят в Сохнуте, так оно неудивительно.
Вначале приходит тетя-врач и час рассказывает о том, какие и как можно везти лекарства (евреи любят лечить и лечиться). В одну коробку медикаменты тоннами не засовывайте, сховайте в разных сумках, а лучше, вообще не везите, там всего полно, говорит она. Не слушайте эту тетю! Во-первых, на лекарства на таможне никто не смотрит, а если и посмотрят, то не морфин же вы везете, в конце концов. Во-вторых, что гораздо важнее, в первые дни в Израиле достаточно тяжело идти в аптеку, ориентироваться в совершенно незнакомых названиях (можно, конечно, пойти к врачу и он все пропишет, но не из-за всякой же болячки вы к врачу бегаете), да и стоит это недешево, даже со страховкой больничной кассы. Так что лучше прихватите с собой лишнюю пачку горчичников для ребенка, а то здесь метода лечения совершенно противоположная - жар лечат, в основном, погружением в прохладную ванну, а кашель - мороженым. Я не шучу. Потом, наверное, привыкнете, но не в первые же дни!
Так, тетя, наконец, закончила. Дальше учат заполнять декларацию. Тут вам этого прямо не скажут, но излишне честным, как учат в школьной программе, быть не рекомендуется. В Екатеринбургской таможне работают люди с холодным сердцем и грязными мыслями. В трусы к вам дергать за баксы никто не полезет, если, конечно, они из вас не сыпятся. С другой стороны, за лишнюю копейку или цепочку в декларации присосутся, как пауки-убийцы.
На прощанье дают еще несколько идиотских советов, типа - не рекомендуется в зале упаковки багажа обматывать сумки скотчем, который слишком громко трещит при разматывании, а то "были прецеденты, когда сотрудники таможни жаловались". Во-первых, кто поедет в последний день искать упаковочный скотч, который не трещит при разматывании (сомневаюсь, что такой существует в природе). Во-вторых, никто на это у нас внимания на таможне не обращал. Может быть, тот сотрудник тогда с перепою жаловался, в любом случае, не их собачье дело, на сколько децибел у меня там скотч трещит. С рейса за скотч не снимают. После инструктажа меня осеняет светлая мысль, что, наверное, неплохо бы заранее отвезти на проверку в аэропорт диски и кассеты, которых у меня с собой, слава б-гу, полон чемодан. Идея, действительно, оказалась неплохой, потому что могли бы и придраться в последний момент, а так все оказалось в порядке. Причем сто процентов, что ничего они там не проверяли, все лежало в том же виде, в котором я сдавал, но главное - это порядок.
Новое утро, последний день на Родине. С утра атмосфера дорожная, приподнятая, но уже без лишней суетливости. Ребята из Эвен-Эзера грузят чемоданы в автобус, везут в аэропорт. Нас в автобусе семей десять. Тут я мысленно благодарю того парнишку в Интернете, что предупредил и посоветовал нашить на все сумки нашивки. Баулы, при всем богатстве выбора, у всех абсолютно одинаковые, это кажется невероятным, но действительно, это так. Это чудо.
Думать и ностальгировать некогда, времени в обрез.
Зал прощания с багажом. Немилосердно трещит скотч. Ваши баулы просматривают рентгеном и, по большому счету, на этом все заканчивается. Проверяют книги и предметы искусства на предмет художественной ценности, все остальное летит с вами в Израиль на ура.
В последний момент таможенники сообщают ошеломляющую новость - согласно какому-то новому указу Ельцина от седьмого июля, нам, нерезидентам, то есть тем, кто в свое время купился на дешевую ОВИРовскую шутку и выписался из квартиры - вывозить валюту ЗАПРЕЩЕНО ВООБЩЕ. Общество, понятно, в шоке. Какая-то тетка заявляет, что она никуда не летит. Народ записывается в очередь на Ельцина. Приносят указ, который составлен в настолько казуистических выражениях, что толковать его можно совершенно произвольно, как душа пожелает. Мы толкуем его так, а таможенники этак, при этом они чего-то явно ждут.
Безрезультатно выждав минут пятнадцать, таможня дает добро. Слуги Врат сдаются и великодушно сообщают, что "в последний раз" они нас прощают, потому что "мы не знали". Все радостно кивают, что, таки, да, в последний, и с чувством легкой гадливости от прощания с Родиной переходят таможенный барьер. Все, поехали.

(с) 1999, Glebby.

Ришон ле Цион,

Дата публикации

Среда, 28 сентября 2016

Последнее изменение

Среда, 28 сентября 2016

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Поиск туристических объектов


Поиск статей

Поиск блюд

Сейчас в сайте