Приехали

Автор Глеб Корсунский
Избранное Удалить
В избранное!

Категория

Алия Глеб Корсунский

Содержание

Нет, выходя из самолета, лицом ниц в землю обетованную никто не падал, видно время для сантиментов прошло безвозвратно. Только, непривычные, тихонько изумлялись здешней тропической жаре. Зато тихонько похлопали в самолете перед посадкой. Хлопают всегда, мы уже второй раз летим, и всякий раз хлопают.

Правда, в этот раз похлопали чуть погромче, может быть потому, что аккурат за две минуты перед посадкой из вентиляционной щели в голове салона со свистом пошел холодный белый пар. Вызванная стюардесса, профессионально побелев, успокоила в том смысле, что практически мы уже сели, а белый пар - это продувка реактора. Летайте самолетами Аэрофлота!
В самолете за нами сидела пара с маленькой девочкой в бантиках, судя по всему - наши люди, прочно осевшие в Израиле (ватики), так как говорили они между собой на прочно забытом русском. За полчаса перед посадкой девочка за нашими спинами вдруг отчетливо и саркастически произнесла "Тупые олимы". Мы разом вжали головы в плечи, хотя к нам это относиться вряд ли могло, или по нам уже в самолете видно, кто мы такие? Со вжатыми в плечи головами мы и сошли с самолета и поехали в невиданном автобусе на регистрацию.
Израиль встретил нас, в общем, гостеприимно. Тетя с плакатом "На постоянное место жительства" велела нам, прибывшим на постоянное место жительства, встать в очередь на регистрацию к окошку "Для граждан Израиля", там и народу было поменьше. За два человека до нашей очереди, девушка за перегородкой начала отгонять нас движениями птичницы в курятнике, знаками объяснив, что нам не сюда, а к окошкам "Для не граждан Израиля", где народу было не продохнуть. Мы законопослушно побрели к указанным окошкам. Когда тетя с плакатом углядела, что мы стоим у других окошек, она скорбно вздохнула в адрес человеческой тупости и погнала нас обратно, при этом прокричав что-то через наши головы девушке в окошке. Девушка догадливо сказала "А-а" и начала принимать наши паспорта. К несчастью с очередного рейса к окошку успела набиться целая толпа счастливых граждан Израиля, которые отказались понимать наши обстоятельства и громко начали возмущаться, какого ... мы лезем без очереди. Впрочем, громко - слово тут неподходящее. Они орали так, то закладывало в ушах. Очень часто повторялись слова "ма питом" (что означает "что вдруг") и "балаган" (что означает "балаган"). Тетя с плакатом и девушка за окошком встали на нашу защиту, но перекричать борцов за свои права они не смогли. Прибежала полиция аэропорта в лице двух девиц, которые и успокоили очередь. Совершенно неожиданно только что бешено оравшие израильтяне успокоились так же быстро, как до этого раззадорились, и мы тихо и спокойно прошли регистрацию и пошли в зал приема репатриантов.
Дальше все пошло очень быстро и типично. Настолько быстро, что мы даже не успели вкусить легких закусок и напитков от щедрот Министерства абсорбции и поболтать с мосадовцами на предмет военнообязаности. Гоняли от окошка к окошку, я даже позвонить еле успел. Кстати, позвонить в Россию вам, действительно, положено, но когда вы там об этом заявляете, они делают круглые глаза. Немного настойчивости, а потом болтайте, пока не надоест.
Затем: взяли багаж по принципу взаимного доверия (то есть без квитанций) и повезли на телегах на стоянку такси по зеленому коридору. Таможенник нас что-то, кажется, спрашивал, но мы его проигнорировали и поперли напролом. Четвертый член семьи, телевизор, замотанный в бесформенное одеяло, прибыл на постоянное место жительства беспошлинно. Так что имейте в виду - никаких фирменных коробок, побольше наглости и - вперед.
Когда мы вышли в зал ожидания, ребенок (он-то уже успел натрескаться дармового печенья до состояния полной осоловелости) спросил: "Папа, это цирк?" Я его вполне понимаю, он смело мог ошибиться, потому что играла музыка, была куча народу, блестели огни и какой-то клоун ходил на ходулях и орал "Брухим абаим" (добро пожаловать).
Бесплатное такси мы прождали около получаса, так что в результате уже через три часа после прибытия (на диво оперативно, по здешним стандартам) мы оказались дома, то есть у сестры, в Ришон-леЦионе. И было это 1999 года 28-го числа летнего месяца июля.

(с) 1999, Glebby.

Ришон ле Цион,

Дата публикации

Среда, 28 сентября 2016

Последнее изменение

Среда, 28 сентября 2016

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Поиск туристических объектов


Поиск статей

Поиск блюд

Сейчас в сайте