Левые и правые

Автор Александр Зарудь
Избранное Удалить
В избранное!

Категория

Алия Александр Зарудь

Содержание

Израильское общество расколото по нескольким признакам: сефарды - ашкеназы, религиозные - светские, олим - цабарим. В политическом плане израильтяне делятся на правых и левых.
История противостояния правых и левых насчитывает десятки лет. Началась она в конце двадцатых годов, задолго до создания государства Израиль, когда Жаботинский создал ревизионистское направление в сионизме. В 1935г. ревизионисты окончательно порвали с общим Гистадрутом Бен-Гуриона. Последователей Бен-Гуриона стали называть левыми, а Жаботинского правыми. В те годы территориальный вопрос был всего лишь одним из пунктов в споре правых и левых.
Жаботинский выступал против социалистических экспериментов Бен-Гуриона, ратовал за скорейшее провозглашение еврейского государства и за усиление борьбы против арабов и британских мандатных властей (оставаясь при этом противником восстания против англичан).
На протяжении существования двух лагерей соперничество между ними то затухало, как бы тлея на медленном огне, а то разгоралось, перерастая в насилие. Можно вспомнить покушение на Арлозорова, выдачу английским властям бойцов Лехи и Эцеля, расстрелл Альталены, смерть активиста "Шалом ахшав" от брошенной правым экстремистом гранаты, и конечно убийство Рабина.
Все это только крайние, трагически закончившиеся проявления вражды между двумя лагерями. Немало было и словесного насилия. Бен-Гурион опускался до того, что называл Жаботинского "Владимиром Гитлером". Премьер-министров Бегина и Рабина называли убийцами на направленных против них бурных демонстрациях.
В приведенных выше примерах я говорил о "правых" и "левых" как о неких единых общностях. Но подобное отношение к проблеме разумеется было бы ошибкой. И тот, и другой лагерь включают в себя различные партии и группировки, представляющие разнообразие взглядов и мнений. Крупные партийные блоки, такие как Авода (Исраэль ахат) и Ликуд тяготеют к центру. Более крайние взгляды представлены партиями поменьше, вроде Мереца или Ихуд Леуми. Подавляющее большинство членов этих партий и их сторонников не являются сторонниками насилия.
За десятилетия, прошедшие со дня основания государства Израиль, острота противоречий между правыми и левыми в значительной степени притупилась. Большинство левых и правых политиков примирились с существованием оппонентов на политической арене страны. Бывают конечно и рецидивы, как например после убийства Рабина, в пособничестве которому был обвинен весь правый лагерь. От Ликуда и МАФДАЛь требовали покаяния. Но и тогда никому не пришло в голову предложить распустить эти партии. Большинство населения Израиля давно уже перестало видеть в представителях противоположного направления врагов, а рассматривает их как политических соперников. Более того, существование сильной оппозиции при любой власти рассматривается как надежный залог израильской демократии. И только в самых крайних группировках, вроде "Кахане хай" или "Шалом ахшав" сохранилась ненависть ко всем, кто думает по другому.
Следует заметить, что в наше время правые и левые расколоты по одному единственному признаку: отношению к территориальной проблеме. Левые являются сторонниками территорильного компромисса с палестинцами с целью скорейшего достижения мира. Правые рассматривают освобожденные в Шестидневной войне земли как интегральную часть государства Израиль и возражают против их передачи под чужую власть. Все прочие разногласия как бы отходят на другой план. Именно это сделало возможным существование блока МЕРЕЦ, объединявшего до недавнего времени социал-демократический МАПАМ, правозащитную партию РАЦ, и либеральный капиталистический ШИНУЙ, выделившийся обратно в самостоятельную партию перед последними выборами. Нередки и случаи сотрудничества между политками из обоих лагерей по различным вопросам. Например, Лимор Ливнат из Ликуда и Далия Ицик из Аводы совместно борятся за улучшение положения женщин.
А сейчас я бы хотел поговорить о месте, которое занимают в споре правых и левых граждане Израиля, приехавшие из России и окружающих ее стран с последними волнами алии. Большинство их придерживаются правых взглядов. Казалось бы, убежденному "правому" вроде меня остается только радоваться. Я и радовался, особенно когда в немалой степени благодаря "русским" голосам Нетаньягу был избран на должность премьер-министра. И особенно не задумывался над тем, какие именно взгляды господствуют среди новых граждан страны.
Интерес к этой теме у меня появился вскоре после победы Барака на выборах. По "Решет Бет " передали, что в газете "Вести" некая Софья Рон сравнила Барака с... Милошевичем. Причем не в пользу первого. Мол, если сербский президент выселил албанцев, то есть "чужих", то Барак собирается осуществить трансфер своего народа. Признаться, я не поверил и попросил у соседей (они олим хадашим) "Вести". Оказалось, "Решет Бет" не врет.
И тогда я начал периодически просмаривать русскую прессу. А когда в июне служил на сборах, то впервые в жизни настроился на волну "Река". То,что я прочел и услышал, мне очень что-то напомнило. Я не люблю проводить аналогий между Израилем и Россией, так же, как и аналогий вообще.
Часто внешне похожие события имеют совершенно различную природу. Но одну аналогию я все же себе позволю: то, что я прочел и услышал в русской прессе, напомнило мне высказывания членов общества "Память". Такое сравнение кажется мне правомочным, поскольку приехавшие в Израиль российские евреи привезли с собой свойственный стране исхода образ мышления. Не все, конечно. Только небольшая часть. Меньшинство. Но именно оно задает тон в русской прессе. И на форуме "Мегаполиса" представители этого меньшинства тоже не редкость.
Что я имею ввиду под российским образом мышления? В первую очередь, свойственную ему мифологичность. Примеров этого хоть пруд пруди. Разрешите привести несколько. Поскольку газетных вырезок я не делал, то прошу извинить меня за отсутствие точных цитат в большинстве случаев. Поверьте, все не мои выдумки.
Мифологичность российского сознания заключается в том, что реальные исторические процессы объясняются совершенно фантастическими, мистическими причинами. Эта черта русского мышления является следствием характерного для русских почтения к властям, в сочетании с полной отстраненностью народа от управления государством. Люди просто не знали, как делается большая политика! К тому же власти казались такими могушественными. Забитые мужики не могли поверить, что руководители страны, будь то цари или партийные боссы - обычные, часто бездарные и тщеславные личности, все поведение которых объясняется мелкими страстями или сиюминутными капризами. Решениям властей приписывали далеко идущие цели, простому человеку непонятные. А вот как преломился это миф в "русскоязычном" Израиле: в одной из газет я прочел, что настоящей, не декларированной целью Рабина была замена Израиля на еврейскую автономию в рамках палестинского государства! До такого не додумались даже Барух Марзель и Ноам Федерман.
Еще пример - статья Александра Лихтикмана "Эту песню запевает молодежь" в газете "Время". Вот как он объясняет решение Совета поселений Иудеи, Самарии и Газы сотрудничать с правительством Барака: "Возможно, разброд в поселенческом движении и вообще в правом лагере является следствием продуманной политики "еврейского" отдела ШАБАКа. Через четыре года после суда над Игалем Амиром, все правое движение целиком осталось на той же скамье обвиняемых. Взять на себя чужую вину - это ведь тоже грех. Назвался груздем - полезай в кузов. Согласившиеся оправдываться, будут оправдываться всю жизнь. Признав однажды "свою долю вины за создание атмосферы, приведшей к убийству премьер-министра", лидеры правого лагеря и поселенческого движения причинили непоправимый вред, прежде всего, государству." Меня прямо взяла гордость за израильские спецслужбы. Такая продуманность. Вот только воспоминание о многочисленных провалах израильских агентов в последние годы заставляет меня спросить: а верит ли сам А. Лихтикман в способность ШАБАКа тщательно продумать такую политику? Не говоря уж о том, что израильские секретные службы давно перестали быть секретными. Если б такая политика существовала, то обязательно стала бы достоянием журналистов. Утечками информации у нас уже никого не удивишь.
Несколько дней назад я присутствовал на сборе группы правых активистов в развалинах дворца Хашмонаим возле Иерихо. Присутствовала Геула Коэн. В своей речи она тоже критиковала Совет поселений за достигнутый компромисс. Она ни словом не упомянула ШАБАК, а объяснила уступчивость руководителей поселенцев усталостью, а также искренним желанием сохранить хотя бы часть опорных пунктов. Но мифологическому сознанию таких причины кажутся слишком простыми. Ему подавай что-нибудь таинственное, мистическое.
Мифологическое сознание не принимает в расчет самые казалось бы очевидные факты. Из приведенного отрывка следует, что деятельность ШАБАКа против поселенческого движения прдолжалась четыре года после убийства Рабина. То есть в основном при правлении Нетаньягу. Глава ШАБАКа по израильским законам подчиняется непосредственно премьер-министру. Выходит, это Нетаньягу преследовал правый лагерь? Или это тайный заговор?
А вот это вполне возможно. Мифологическое сознание обожает заговоры. Та же "Память" искала причины всех бед России в тайных кознях жидо-масонов. В Израиле в этой роли выступают левые. По другому их иногда называют "элитой". Их обвиняют в ненависти к своему народу и его традициям.
Вот характерная цитата из беседы Александра Майстрового с доктором Ирвингом Кеттом "Главная же работа выполняется – планомерно и методично – либеральной элитой. Ей принадлежит идея свертывания Закона о возвращении, замене национального гимна на более приемлемый для арабов, модификация израильского флага. Приверженцы этого течения также считают, что "соглашение Осло" в недостаточной мере отражает интересы палестинского народа и Израиль должен внести коренные изменения в законодательство страны, чтобы создать двунациональное государство".
В качестве примера приводятся высказывания Игаля Тумаркина, Моше Циммермана, Ури Авнери и еще нескольких менее известных, но вероятно столь же одиозных личностей, давно выведших себя за рамки консенсуса. Отождествлять весь левый лагерь с ними это все равно что судить о правых по тем же Баруху Марзелю и Ноаму Федерману. Ничего не говорится о том, что подавляющее большинство левых политиков осудили высказывания вышеупомянутых типов. Мифологическое сознание это просто не интересует.
Идем дальше. Из выступления журналиста Георга Морделя на радио "Река" запомнилось его заявление, из которого следовало, что в провале Нетаньягу виноваты его министры. Вот кто оказывается разводил бардак в стране. Вместо того, чтобы заниматься своими делами они под него бедного копали. Так возродился в Израиле старинный русский миф о добром царе, который не ведает, что творят его придворные.
Прочел я все написанное, и даже взгрустнулось. Все вышеприведенные примеры показывают, что мифологическое сознание характеризует в основном правых. Судя по русским газетам, левых среди олим просто нет. И тогда вспомнились высказывания Марка в Гайд-парке Мегаполиса: "... израильская полиция с её расстрелами арабских демонстраций - отнюдь не левоориентированная" или " Левые политики, которые призывают отделиться от палестинцев во избежание "превращения Израиля в двунациональное государство", в любой цивилизованной стране были бы за подобное заявление причислены к правым экстремистам." Налицо все те же симптомы. Неважно, что израильские уставы разрешают открывать огонь только в случае опасности для жизни. Неважно, что согласно этому заявлению к правым экстремистам следует причислить самого Рабина, а также Барака. Мифологичекое мышление существует в особом замкнутом мире, в который просто не допускается все то, что ему не соответствует.
Помимо мифологичности, для русского мышления характерно непонимание демократии. Я сам слышал, как рабочие на моем предприятии (я имею ввиду еще в СССР) тосковали по Сталину, "чтоб навел порядок". Характерный пример недемократичности русского мышления - поведение россиян во время кризиса 1993г., когда Ельцин приказал атаковать мятежный парламент. Никому не пришло в голову, что в демократическом государстве власть меняют на выборах, а не путем применения силы.
В Израиле русская пресса долго критиковала и критикует до сих пор реакцию израильского общества на убийство Рабина. Вот еще одна характерная цитата из статьи А. Лихтикмана: "Определенные силы жонглируют убийством Рабина, представляя его всякий раз в ином свете, в зависимости от сиюминутной политической конъюнктуры. Иногда это "трагедия семьи", что дает право вдове покойного вмешиваться в правительственные траурные церемонии, одобрять или отвергать тех или иных участников. Когда нужно приструнить правых, им напоминают о "подстрекательстве", результатом которого стало политическое убийство премьер-министра.
Порой покушение на Рабина изображается, как убийство еврея евреем, "первый выстрел гражданской войны". Либо, как убийство вообще, преступление против человечности".
Автор возмущается не самим убийством, а "жонглированием им". Что ж, с тем что убийство Рабина к сожалению используется в политической игре, трудно не согласиться. И раздуваемая вокруг его имени истерия мне очень не нравится. Но это ли главное? Неужели русскоязычных журналистов не потрясла попытка изменить ход политического процесса путем насилия? На Форуме Мегаполиса любого, кто пытался сказать о Рабине хоть что-то хорошее, автоматически причисляли к левым, демонстрируя тем самым полное непонимание сущности демократического процесса. Дело не в личности Рабина, а в незыблемости демократии. Нетаньягу например сразу после убийства выразил доверие правительству Переса, заявив при этом: "В демократическом обществе власть меняют на избирательных участках". Может, и он левый?
Легкость, с которой бросаются фразами в русских газетах, потрясяает. Чего стоит следующая цитата из той же статьи: " Главный аргумент, используемый противниками "гражданского бунта", - невозможность оказания даже пассивного сопротивления армии или полиции. ЦАХАЛ - это святое. Не смотря ни на что, большинство поселенцев до сих пор верят в государство и, особенно - в силы безопасности. Но ведь, армия далеко не однородна. Как мы недавно узнали из газет, почти 30 процентов солдат боевых частей не имеют даже аттестата зрелости. Есть части, где служат почти что уголовные элементы. Военная полиция и пограничные войска - отдельный случай."
Вот до чего можно дойти. Армия Обороны Израиля уже изображается как враг поселенцев. Я даже не знаю, что на это сказать? Что армия должна оставаться вне политики? Что в армии служат и сами поселенцы? Что призыв оказать сопротивление армии или полиции граничит с уголовным преступлением? Знаю одно - появись такая фраза в любом ивритоязычном издании, она бы вызвала общественную бурю.
Характерно, что основную часть пороха наши уважаемые авторы растрачивают на ругательства в сторону левых. Хотелось бы напомнить, что беспричинная ненависть среди народа Израиля привела однажды к страшным последствиям. Большинство израильтян это уже поняли. Никто из правых не подвергает сомнению легитимность правительства Барака. Коалиция в свою очередь предлагает узаконить статус главы оппозиции. Я не говорю, что все гладко. Но тем не менее между обоими сторонами постепенно налаживается диалог, не исключающий разумеется острого и горячего спора. Такой спор необходим, поскольку речь идет о решении сложнейших проблем, стоящих перед страной. Вот только он должен основываться на взаимном уважении. А на нашем Форуме сообщения пестрят выражениями типа "нацисты", "юденраты", "сталинские чистки" и т.п.
День памяти Рабина был отмечен матерными стишками, которые Яков слава Б-гу снял. Если так пойдет, то скоро мы окажемся на самом экстремистском фланге израильского политического спектра, где-то возле "Кахане хай". А нашими немногочисленными оппонентами окажутся деятели из "Шалом ахшав". И вместо конструктивного спора будем обливать друг друга грязью, приводя аргументы типа "да Вы левый". Не пора ли опомниться?

Дата публикации

Четверг, 29 сентября 2016

Последнее изменение

Четверг, 29 сентября 2016

Комментарии (0)

Оставить комментарий

Вы комментируете как Гость.

Поиск туристических объектов


Поиск статей

Поиск блюд

Сейчас в сайте